воскресенье, 15 февраля 2015 г.

Русские в легионе

Иностранный легион — наемные воинские формирования в некоторых странах, в первую очередь во Франции и Испании. Французский Иностранный легион был создан в 1831 г. для использования в колониальных войнах в Африке и Азии. Первой крупной победой легионеров считается бой с войсками султана Абд-эль-Кадыра в 1836 г., когда французы использовали рассыпную тактику легкой пехоты против атаковавших регулярными рядами конницы и пехоты арабов. Однако датой боевого крещения Французского легиона считают 30 апреля 1863 года — день боя при селении Камерон в Мексике. В течение суток отряд из 62 легионеров под командованием трех офицеров оборонял свои позиции от атаковавших их 2000 мексиканцев. Бой закончился лишь после того, как все легионеры, кроме трех взятых в плен, были убиты. К июлю 1885 г. в Индокитае насчитывалось 40 тысяч французских солдат, среди которых было немало легионеров.

После Первой мировой войны Франция начала активно перебрасывать части Иностранного легиона в Северную Африку. 1 -й полк был размещен в Сиди-Бель-Аббесе (Алжир), а кавалерийский полк в Сусе (Тунис). Именно в этот период в ряды легиона записалось много немцев и русских. Капитуляция Франции в 1940 г. и приход к власти профашистского правительства Виши вызвали раскол в рядах легионеров. Часть из них покинула легион. 25 сентября 1940 г. была зафиксирована и первая капитуляция: 2-й батальон 5-го полка легиона сдался японской армии в Ланг Соне. Следующим стал батальон в Марокко, без боя сложивший в 1942 г. оружие перед высадившимися американцами.

Впоследствии французский Иностранный легион принимал участие в войнах и конфликтах во Вьетнаме, Алжире, Республике Чад. В настоящее время легион включает семь полков, одну полубригаду и один специальный отряд. Испанский Иностранный легион был создан в 1920 г. и привлекался для подавления восстаний и вооруженных конфликтов в Марокко. Так, в 1934 г. он принимал участие в военных акциях против восстания горняков в Астурии, а в 1936—1939 гг. активно поддерживал франкистов в гражданской войне в Испании. Рядовой состав Испанского легиона набирался по контракту, офицерский, комплектовавшийся из кадровых офицеров, в том числе и иностранцев, — по специальному положению.

Первые сведения о службе российских подданных во французском Иностранном легионе относятся к рубежу XIX — XX вв. Как правило, это были малообеспеченные трудовые мигранты и переселенцы, устремившиеся на Запад по социально-экономическим и этноконфессиональным причинам. Большинство среди них составляли недавние жители западных и юго-западных губерний — поляки, украинцы, немцы. Будучи выходцами из низших слоев общества, не владевшими иностранными языками, они скоро убеждались в собственной неприспособленности к обустройству на новом месте. Пытаясь хоть как-то изменить свою жизнь к лучшему, они охотно соглашались на условия контрактной службы в Иностранном легионе, слабо представляя себе ее реальные трудности1. Но это были единицы. Традиционными поставщиками «пушечного мяса» являлись Швейцария, Германия, Бельгия и Испания2. Ситуация изменилась после 1920-х годов, когда в легионерские части влилось более 10 тыс. русских белогвардейцев. По словам Е. Тарусского, «...не страх голода и холода толкал их туда. Голода и холода русский офицер не боялся. Но зато он боялся нищеты и «дна».

Голод и холод в рядах полка, в траншеях и походах его не страшили, голод и холод на дне, среди человеческих подонков его ужасали»3. Бывших «белых» воинов в легионе привлекала не только возможность как-то устроить свою жизнь на чужбине, но и широко рекламируемый в пропагандистских материалах легиона психологический климат, сложившийся в нем. Еще в середине XIX в. в легионе стал складываться особый стиль взаимоотношений между офицерами и солдатами. Авторитет офицеров базировался не на происхождении, а на реальном боевом опыте. Офицеры делили со своими подчиненными все тяготы полевой жизни, отчего в легионе возникал особый дух боевого братства, столь близкий русскому офицерству. Кроме того, в него принимали людей, не «заглядывая» в их документы и не интересуясь их прошлым4. Это давало возможность многим русским эмигрантам, не желающим «запятнать» свои имена службой в иностранной армии, поступать в Иностранный легион под видом немцев, чехов и т. д. Впоследствии выяснилось, что большинство позиций, столь романтично представленных в пропагандистских материалах, оказались ложными.

Действительное положение легионера кратко охарактеризовал полковник Ф.И. Елисеев, служивший в легионе с 1939 по 1945 г. В своих воспоминаниях он, в частности, писал: «В Иностранном Легионе Французской Армии всякий легионер-иностранец является существом «без рода и племени». Умрет ли он, или будет убит, он вычеркивается из списков «как номер» и только. Никаких родных и наследников у него нет и не должно быть. Его вещи продаются в роте с аукционного торга и поступают в роту или батальон. Это относится и к офицерам-иностранцам. Все они считаются «салибатэр», т. е. неженатыми, хотя бы и имели законных жен. В случае гибели — семья не получает ничего»5. Русские легионеры воевали в Сирии и Ливане, Марокко и Индокитае.

В составе Иностранного легиона в разные годы находились штабс-капитан М.М. Архипов6, В. И. Билант7, сотник СП. Воронин8, полковник М.Н. Дашкевич9, штабс-капитан А.И. Игнатенко10 и др. Наибольшее количество офицеров Добровольческой армии находилось в 1 -м кавалерийском полку, который был создан в Сусе (Тунис) в 1921 г.11 С началом Второй мировой войны часть белых офицеров вступила в 13-ю полубригаду легиона, которая была сформирована в 1940 г. в Сиди-Бель-Аббесе (Алжир). Она предназначалась для поддержки Финляндии в борьбе против агрессии СССР, однако в итоге сражалась в Норвегии, в Нарвике. Есть сведения об участии эмигрантов из России в боевых действиях в 1945 г. против японцев в составе 5-го полка легиона, созданного в 1930 г. в Индокитае. Так, командиром 2 батальонов 5-го полка был команданта Токхадзе, по национальности грузин. Источник: http://www.historymania.info/view_post.php?id=53

Командиром роты 1-го батальона — капитан Слюсаренко, бывший офицер армии гетмана Скоропадского, командиром 6-й роты 2-го батальона — капитан В. Комаров12, командиром пулеметного взвода лейтенант Элизе (полковник Русской армии Ф. Елисеев), командиром взвода «аджудан-шеф» Букалов из Воронежа. В составе 1-го полка Иностранного легиона (Сиди-бель-Аббесе) служили капитан 1-го ранга В. Тихонравов, лейтенант Г.А. Соловьев. В 1933 г. в 1-м кавалерийском полку служили лейтенантами Владимир Бутягин, бывший подполковник 2-го лейб-гусарского Павловградского полка B.C. Канивальский, бывший штабс-ротмистр лейб-гвардии Конно-гренадерского полка В.М. Соломирский, бывший генерал-майор российской императорской армии и генерал-лейтенант производства адмирала Колчака Б. Р. Хрещатинский, являвшийся в кавалерии легиона абсолютным рекордсменом по количеству наград, НА. Румянцев, Н. Макеев и другие13.

В начале Второй мировой войны в составе легиона воевал известный поэт и историк казачества Н.Н. Туроверов14. Длительное время в Иностранном легионе служил и крестный сын пролетарского писателя Максима Горького Зиновий Пешков, ставший впоследствии генералом французской армии15. Запись во французский Иностранный легион началась еще в Галлиполи, Лемносе, Константинополе, где находились беженцы и эвакуированные части Русской армии генерала Врангеля.

Так, в одном из приказов по Донскому корпусу объявлялось, что в результате соглашения генерала Врангеля и командира французского корпуса производится запись казаков на службу во французский Иностранный легион. В нем указывалось, что «умеющие ездить верхом могут быть отправлены во французскую армию в Леванте (на Ближнем Востоке), ведущую операции в Киликии»16. Записалось до 3 тыс. казаков, с которыми в Марселе был заключен контракт на 5 лет. Всего же, по сведениям подполковника Э. Гиацинтова17, в рядах французского Иностранного легиона служило около 10 тысяч русских. Никто из записавшихся, по словам Э. Гиацинтова, не имел представления о том, что такое легион, и большинство искренне верили «слову французского офицера» и пропагандистским материалам вербовочных пунктов.

Согласно этим материалам, каждый записавшийся в легион становился на положение французского солдата и с момента подписания контракта: дол жен был получать жалованье — 100 франков в месяц, а сразу после подписания контракта — аванс в 500 франков. Процедура подписания контракта была проста и длилась недолго. Э. Гиацинтов описывает ее следующим образом: «В канцелярию нас впускали по три человека. Каждому задавали одни и те же вопросы: имя, фамилия, национальность, возраст, род оружия и профессия. Предпоследний вопрос задавался, как я узнал впоследствии, только русским. На все эти вопросы можно было отвечать что угодно, так как никаких бумаг при опросе не предъявлялось.

По окончании опроса контрактующий внимательно осматривает наружность волонтера, записывая свои наблюдения в контрактный лист, затем добавляет данные медицинской комиссии, сведения о росте и особых приметах на теле и после этого дает ему лист для подписи. Не помню хорошенько содержания написанного в контракте, т. к. времени для прочтения дано не было, но пробежать его мне все-таки удалось.

Обзор Risen 3 - Titan Lords

Assassin's Creed 4: Black Flag

Недорого любые игровые деньги на Gamemoneyru.Blogspot.Com

Купить Ведьмак 3: Дикая Охота (The Witcher 3: Wild Hunt)

Комментариев нет:

Отправить комментарий